Оффициальный сайт Андрея Константинова
Биография
Творчество
Рецензии
Новости
Вопрос-ответ
Книга отзывов
Ссылки
Дизайн

   Красная звезда, 12.03.2004

"Честь имею!": послесловие к премьере

Телевизионный фильм «Честь имею!..», показанный недавно на телеканале «Россия», привлек внимание многих телезрителей. И потому, что был посвящен реальным событиям - подвигу псковских десантников, четыре года назад принявших в Аргунском ущелье неравный бой с чеченскими головорезами. И потому, что продюсировал ленту не кто-нибудь, а Владимир Бортко – автор нашумевшей экранизации «Идиота». И потому, что Александр Лазарев-младший, до этого никогда не игравший военных, сумел интересно подать на экране образ капитана Числова – своенравного, но мужественного, преданного Родине русского офицера, которому пришлось разгребать авгиевы конюшни нашей новейшей истории... Особый резонанс, и понятно почему, фильм вызвал в армии. Пожалуй, это один из первых телевизионных проектов, в котором без прикрас и без предвзятости показано, чем занимаются в Чечне наши солдаты и офицеры, какой груз ответственности возложила на них страна. Страна, в которой до недавних пор мог процветать чеченский бизнес, «подкармливающий» боевиков. Которая, по большому счету, была безучастна к матери погибшего солдата. В которой и сегодня есть те, кто «стрижет капусту», прожигает жизнь в барах и на Канарах и кто по-прежнему вытаскивает на себе решение задач национальной безопасности. Впрочем, давайте предоставим слово авторам фильма, которых «Красной звезде» удалось разыскать в перерывах между съемками, спектаклями, служебными совещаниями… «Офицеры – это элита страны» Владимир БОРТКО, продюсер фильма: - Я живу в России, и то, что происходит в моей стране, мне совершенно небезразлично. В том числе и такие, я бы сказал, знаковые, кровоточащие вещи, как военные действия на территории Чеченской Республики. Мне очень трудно судить, насколько получился фильм, поскольку я имею к нему отношение. Судить должны зрители. Но несложно почувствовать разницу между фильмом, который сделали мы, и многими другими, где армейская тема – лишь фон для каких-то детективных вещей: кто кого поймал, кто кого убил и почему… Здесь же, в этой истории, меня интересовали судьбы людей, которые служат в армии. И которые мне небезразличны только потому, что это МОЯ армия, воюющая на Северном Кавказе. Вот что я хотел сказать. Отношение к офицерам, к десантникам у меня всегда было исключительно положительным. В свое время я занимался и афганской темой. Искренне считаю, что офицеры, где бы они ни служили, – это элита страны. Это лучшие молодые мужчины, которые должны бороться за честь быть офицером. Как это всегда было в нашей армии. Мне бы хотелось, чтобы конкурс в наши военные вузы был максимально высоким. И мальчишки боролись за честь служить России. Если наш фильм поможет решению этой задачи, я буду счастлив. Хотел бы поблагодарить всех представителей Министерства обороны, помогавших в создании этой ленты. И прежде всего первого заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных Сил РФ генерал-полковника Юрия Николаевича Балуевского. С самого начала, когда я к нему приехал, мы очень хорошо побеседовали, и он понял, про что мы собираемся делать кино, всячески помогал нам в этом отношении. Мы внесли оптимистические ноты в концовку фильма. И, на мой взгляд, это оправданно. Во-первых, нельзя идти в бой, не веря в победу. Это невозможно. Во-вторых, если меняется все вокруг, то и армия, являющаяся частью государства, тоже должна меняться. Надежду на это высказывают и герои фильма. Я не военный человек, но тем не менее убежден, что позитивные перемены обязательно будут и в Вооруженных Силах. Хочу пожелать читателям «Красной звезды» удачной службы. И чтобы все у нашей армии было хорошо. Что касается наших коллег-телевизионщиков, то хотелось бы, чтобы их работа была максимально приближена к реальным боевым условиям. То есть то, что они делают, было похоже на правду. «Мы сделали былину» Андрей КОНСТАНТИНОВ, писатель, директор агентства журналистских расследований (г. Санкт-Петербург), один из авторов сценария фильма и автор книги «Рота»: - Я вообще не предполагал, что буду в числе создателей фильма. Дело в том, что сценарий и моя книга «Рота», посвященная тем же событиям, создавались, можно сказать, параллельно. Сначала возникла сама идея сделать такой фильм, и принадлежала она известному в Питере предпринимателю Роману Цепову. Когда он поделился со мной этой идеей, я ее сразу «перебросил» Владимиру Владимировичу Бортко. И, признаться, подумал, что на этом моя миссия завершена. Бортко подключил к работе Илью Авраменко – талантливого и модного сценариста из Москвы, который, правда, не мог похвастаться глубоким знанием армейской тематики. Вскоре Бортко мне перезвонил и сказал: у Авраменко есть неплохие идеи, но давай-ка и ты включайся в работу. У меня в свою очередь есть добрый знакомый – полковник Борис Подопригора, который некоторое время назад был заместителем командующего Объединенной группировкой войск (сил) на Северном Кавказе. Я позвонил ему: как насчет того, чтобы вместе поработать над фильмом? Кроме того, в Интернете мы нашли интересного автора Сергея Щербакова, у которого сын служил в Чечне, и он записывал его впечатления, из которых получились неплохие рассказы. В некоторых из этих рассказов были эпизоды, которые хорошо ложились в ткань сценария, который потихоньку начинал вырисовываться. Сценарий в итоге вышел коллективным. Более того, одним из его авторов фактически был и Бортко, просто он не поставил свое имя в титрах. Хотя в процессе работы у нас в чем-то было разное видение, допустим, того же финала фильма. Я говорил и о том, что нельзя называть его «Честь имею!..», поскольку у Валентина Пикуля есть одноименный замечательный роман. Но Бортко считает, что эти слова очень хорошо отражают суть того, о чем мы хотели поведать зрителю. Это не значит, что у нас возникали какие-то ссоры. Отношения были добрые, дружеские. Но мы же можем на какие-то вещи смотреть по-разному. Вот и в книге у меня финал более трагический, там погибают все. В фильме же он более оптимистический. Кроме того, в фильме невозможно было так развернуть биографии героев, как это можно сделать в книге. Так что на определенном этапе параллельно пошла работа над книгой, которая немножко отличается от фильма. Вообще это сложный вопрос. Бортко говорит иногда, что фильм сделан по книге, и доля правды здесь есть. Но это и не совсем так. Трудно уже сказать, что по чему делалось, поскольку все шло одновременно. Сценарий дорабатывался и во время съемок, и даже когда они были закончены. Что-то менялось, вычеркивалось... К тому же у нас было очень мало времени и, к сожалению, не очень много средств. Минобороны и Генеральный штаб в итоге откликнулись, предоставили серьезную помощь, ведь нам нужна была боевая техника, вертолеты. В Новороссийске, где проходили съемки, к нам очень хорошо отнеслись ребята из воздушно-десантной дивизии. Но это, хочу подчеркнуть, не государственная инициатива, никакого госзаказа здесь не было. На самом деле это история частной инициативы. И деньги поступили от двоих частных предпринимателей, фамилий которых даже в титрах нет, они делали это не ради рекламы. Я не берусь судить, насколько нужен такой фильм государству и армии, хотя мы слышали очень лестные отзывы. Это было определенное веление души и у Романа Цепова, который эту инициативу сформулировал, и в какой-то степени у нас. Повторю, я не собирался работать, но наступил момент, когда мне стало стыдно отнекиваться. Ибо подлинная история гибели 6-й роты настолько трагична, что очень хотелось сделать что-то в память об этих ребятах. Хочу сказать и вот о чем. В СМИ уже появились суждения о том, что, дескать, 6-я рота погибала не так, существуют определенные претензии по этому поводу. Но у нас не было цели скрупулезно отразить те события. Мы сразу говорили, что не делаем документальное кино. Мы делаем не быль, а, можно сказать, былину. Если хотите, легенду, в хорошем смысле этого слова, о 6-й роте. Поэтому там фигурируют другие фамилии и т.д. И не были мы озабочены поисками виноватых в этой истории. Речь шла не об этом. Речь шла о духе... Кроме того, очень хотелось, чтобы в конце концов появилось нечто, не похожее на сериал «Спецназ». Я в прошлом военный переводчик, майор запаса, тоже начинал службу в спецназе. И могу сказать, что сериал «Спецназ» у многих людей, которые имеют к этому хотя бы какое-то отношение, вызывает противоречивые чувства. Я бы назвал это чувством… попсы. А кто-то воспринимает это и просто как оскорбление. Поймите, это не тема для новогоднего маскарада, где можно переодеться в корсаров, а можно - в спецназовцев. Война – немножко другая история. И дело не в том, что нам хотелось как-то высказать свое отношение к людям, сделавшим сериал «Спецназ». Может быть, и такие ленты нужны – для детей младшего и среднего школьного возраста. Они тоже играют какую-то позитивную роль. Но плохо, что не было чего-то другого. Насколько нам удалось сделать это другое, не знаю… «Было грязно, холодно, но… здорово!» Александр ЛАЗАРЕВ, актер театра «Ленком»: - Мне пришлось сыграть капитана Числова – не совсем простого человека, у которого в жизни не один, а сразу несколько планов. Его сослуживец, к примеру, ни о чем не задумывается, говорит, что хочет Родину защищать, и все. Числов тоже хочет защищать Родину, но его беспокоят и возмущают какие-то вещи, которые происходят в армии. В первой серии, если помните, за ним и его бойцами «забывают» прислать вертолет, в результате чего солдаты погибают. Числов задумывается, почему это происходит, должно ли так быть, правильно ли это. В конце концов, он пишет рапорт, решает покинуть армию, заняться в жизни чем-то другим. Но, съездив в Питер и похоронив своего «двухсотого», он на многое начинает смотреть по-другому. Выясняется, что его место все-таки в боевых порядках, там, где он может принести реальную пользу. Он отказывается от спокойной жизни с богатой и красивой женщиной, отправляется туда, где более всего нужен опытный командир, - в зону боевых действий. Он чувствует ответственность за мальчишек, оставшихся в Чечне, и возвращается к ним. Не хотелось бы спорить об успехе или неуспехе фильма. Но роли наши получились правдоподобными благодаря тому, что мы разыгрывали не какую-то выдуманную историю, а просто пытались рассказать о событиях, которые произошли на самом деле. Событиях трагических и героических. Поэтому все относились к работе честно, с открытым сердцем. Съемки проходили в предгорье, где находился полевой лагерь десантников. Так что мы варились во всей этой каше, разве что в палатках не жили. Только ночевали в гостинице, а весь день проводили там. Физически это было довольно тяжело: мокро, холодно, грязно... Да и морально тяжело, потому что рядом было много правды. Наверное, благодаря такому вот отношению что-то и получилось. Отдельно хочу сказать о десантниках. Ребята очень живо принимали участие в съемках, всем было интересно. Многие гордились, что соприкасаются с такой темой. Просить никого не приходилось. Нужно было просто спросить, как то или это, и тут же тебе на помощь бросались сразу несколько человек, не говоря уже о великолепных консультантах, боевых полковниках, которые постоянно были рядом. И вообще русские офицеры после этого выросли в моих глазах! Я их просто узнал – это благороднейшие люди. Те, кто воюет, кто нюхал порох, кто честно выполняет свой долг, на мой взгляд, - настоящие герои. Это необремененные дурацкими мыслями мужики, для которых честь и долг – не пустые понятия, которые живут по простым и честным правилам. Честь российского офицера движет и капитаном Числовым, который готов до конца выполнить поставленную задачу, открыто встречая опасности и тяготы военной жизни, подавая пример своим подчиненным. Что касается финала фильма, то мне сложно судить об этом. Я не режиссер картины. Наверное, оба финала имели бы право на существование. Один – как правда, другой - как некая история, призывающая к тому, чтобы многое у нас в стране делалось по-иному, чтобы прекратить наконец-то воевать на этой земле… «Надо помнить, что мы живем в воюющей стране» Полковник Борис ПОДОПРИГОРА, заместитель начальника отдела внешних сношений ЛВО, один из авторов сценария фильма: - Тема армии и Чечни в СМИ, в литературе подается несколько упрощенно, схематично, излишне политизированно. Очень часто в ней отсутствуют человеческие отношения тех, кто принимает участие в контртеррористической операции. Какие-то стандарты, берущие начало из прошлого, по-моему, перекочевали и в специфику восприятия нынешней Российской армии. Либо это запрограммированная схема, либо нечто аналогичное сериалу «Спецназ». Хотелось внести некое новое видение, новую струю. Это и подвигло меня принять участие в работе над фильмом. К тому же тема показалась интересной и достойной того, чтобы потратить на нее время. Одновременно хотелось в наше коммерческое время вспомнить о достоинстве. Посмотреть военного человека, его поведение на срезе соблазнов. Я психолог по образованию, и меня интересует, как офицер будет себя вести, когда над ним висит искушение. Это если брать не боевую, а более или менее мирную часть фильма и книги. Был и определенный личный мотив, подтолкнувший меня положительно ответить на предложение этим заниматься. Дело в том, что дважды в «горячих точках» я встречал одного и того же человека – вначале это был майор, а затем подполковник Алексей Панкевич. В дальнейшем, когда я служил в Чечне заместителем командующего федеральными силами, он стал моим подчиненным. Алексей погиб 27 декабря 2002 года во время взрыва Дома правительства в Грозном. Мне хотелось создать некий памятник этому человеку, и я решил передать одному из героев фильма его фамилию. Как я оцениваю фильм? Вопрос непростой. Наверное, плох тот художник, который доволен тем, что сделал. Серьезных художников, удовлетворенных своим даже отдельным произведением, я либо не знаю, либо не принимаю. Вот и у меня осталось ощущение, что мы очень торопились и сделали много ошибок, которых можно было избежать. При очередном, возможно 150-м, просмотре фильма я замечаю больше каких-то негативных моментов. Хотя и отдаю себе отчет, что фильм получился резонансный. Особенно поразил меня недавний телефонный разговор с одним из лидеров чеченской общины Петербурга. Этот человек благодарил за то, что, описывая войну, мы тем не менее не перешагнули ту грань, где речь идет уже о какой-то ксенофобии. Заметить эту грань все-таки очень сложно. И это одно из подтверждений того, что, видимо, все-таки фильм заслужил положительную оценку. Что касается привязки к подлинным событиям вокруг 6-й роты, то мы не ставили перед собой задачу проводить какое-то журналистское расследование. Думаю, это не совсем наше дело. Мы решили сделать некий суммированный образ десантника, принимающего участие в контртеррористической операции. Из этих образов мы стремились, если хотите, сконструировать некий вариант боевой ситуации. Но, как мне кажется, в рекламе фильма несколько пережали тему корреляции между фильмом и реальными событиями. Такой задачи не было. Да, это снято по мотивам трагических событий в Аргунском ущелье. Да, многое из того, что увидели зрители, напоминает о подвиге псковских десантников, перекликается с ним. Но это не телевизионная реконструкция реальных событий. Надо иметь это в виду, понимать, какую задачу ставили перед собой авторы и в каком жанре они предпочли работать. Хотелось бы пожелать всем зрителям фильма «Честь имею!..», всем читателям военного романа «Рота» в большей степени прочувствовать сопричастность с происходящим со страной. Как-то вспомнить, что вообще-то мы живем в воюющей стране. Что каждый день на Кавказе происходит непоправимое для многих семей. Надо быть чуточку потеснее, понимая, что в России далеко не все благополучно. ОФИЦИАЛЬНО. Руководство телеканала «Россия» сознательно пошло на то, чтобы сломать утвержденную ранее сетку вещания и приурочить показ фильма «Честь имею!..» к годовщине гибели псковских десантников. Мы сочли это своим нравственным долгом. И зрительские отклики показывают, что мы не ошиблись. Фильм вызвал большой резонанс, что лишний раз доказывает: армейская тема должна оставаться в центре нашего внимания. Мы намерены и впредь в тесном сотрудничестве с Министерством обороны и «Красной звездой» объективно рассказывать о ратных буднях наших военнослужащих, отражать те проблемы, которые их волнуют. Они – наши зрители, и мы не вправе их забывать… Валерий ТОДОРОВСКИЙ, генеральный продюсер телеканала «Россия».

Андрей Константинов