Оффициальный сайт Андрея Константинова
Биография
Творчество
Рецензии
Новости
Вопрос-ответ
Книга отзывов
Ссылки
Дизайн

   Региональный Информационный Центр "Бабр.ру"

Полевая журналистика от Андрея Константинова (не-стенограмма семинара)

Этот текст мы размещаем по любезной присланной "наводочке-ссылочке" посетителя сайта Д.Таевского. За что ему огромное человеческое спасибо. После награждения региональных журналистов и СМИ 14 июня 2005 года, отличившихся в антикоррупционной деятельности, состоялся мастер-класс по экстремальной журналистике и методике ведения журналистского расследования. Мастер-класс вел директор Агентства журналистских расследований г. Санкт-Петербурга, разработчик и преподаватель одноименного курса на журфаке СПГУ, популярный литератор (автор документальных книг "Бандитский Петербург", "Бандитская Россия" и многих детективных художественных романов) Андрей Дмитриевич Константинов. Поскольку занятие было приурочено ко вполне определенному событию - а именно, к подведению итогов по антикоррупционной деятельности журналистов под эгидой Фонда “Байкал, III тысячелетие”, то первым в очереди оказался вопрос об организации журналистского расследования случаев коррупции во власти. Дело тут, видимо, было еще и в том, что первое место, предназначавшееся автору журналистского расследования на заданную тему, осталось нашими региональными работниками пера невостребованным, а еще один приз ушел с несколько измененной формулировкой представителю другого региона, действительно отличившемуся в этой деятельности. По поводу коррупции проводивший семинар мэтр акцентировал внимание присутствующих на одном общем месте: сама коррупция у нас есть вне всякого сомнения, а законодательного определения ее - нету. При этом ситуация получается достаточно забавная: с одной стороны понятно, что взятка - это коррупционное явление. С другой стороны, взятка в нашем сознании достаточно жестко ассоциируется с передачей из рук в руки материальных ценностей, что позволяет многим возмущенно отрицать свое участие в столь неблаговидном деле. С третьей стороны - разве телефонное право, использование личных связей, оказание кому-то каких-либо услуг за получение нужного решения - не относятся к области выполнения или невыполнения своих должностных обязанностей не в зависимости от прямых инструкций, закона, а лишь руководствуясь личными мотивами? С четвертой стороны, многое из перечисленного стало настолько расхожим явлением, что сами использующие эти "неправовые" рычаги чиновники даже не считают нужным скрывать свои действия, не считая их противозаконными... В этом случае они могут и сами, в свободных интервью или мемуарах, признавать за собой то, против чего на словах борются из последних сил, и журналисту остается лишь воспользоваться открытыми источниками. Итак, если оставить в стороне казуистику с коррупцией, про которую можно сказать лишь что-то вроде "увидишь - поймешь, что это она и есть", в журналистской деятельности нередко встречаются моменты, когда общедоступные источники информации не позволяют осветить материал в должной мере. В таком случае пора открывать журналистское расследование. По принятой классификации, журналистское расследование имеет место, когда а) оно проводится по собственной инициативе журналиста, б) тема имеет важное (общественное) значение, в) отдельные лица или организации хотели бы скрыть информацию. Методики расследования, по словам Константинова, не могут считаться универсальными, независимыми от страны, поскольку прежде всего должны учитывать менталитет и расследующих, и тех, к кому им приходится обращаться. От себя могу добавить, что это же правило должно бы применяться и в экономике, и в образовании, и в культуре... Менталитет народа, еще не вышедшего из психологии бесплатного распределения благ и слабой зависимости между приложенными усилиями и их "денежным выражением" не позволяет, например, менеджерам, обученным по зарубежным методикам, успешно применять полученные знания у себя на малой родине, в провинциальной части России. В отношении же корней, исторических образцов, на которые следует ориентироваться при проведении именно журналистского расследования, мэтр перечислил не такие набившие оскомину громкие дела, как Уотергейт, а более, чем вековой давности деяния Гиляровского (было у него такое журналистское расследование, проведенное, как теперь говорят, "под прикрытием", под видом железнодорожника - Кукуевская железнодорожная катастрофа), Короленко (расследование якобы ритуального убийства в Удмуртии, положенного Б. Акуниным в основу романа "Пелагия и белый бульдог", в результате которого были оправданы крестьяне, вину которых до этого признали два суда), Бурцева (главного редактора журнала "Былое", разоблачившего провокатора Азефа буквально под прицелом как эсеров, так и охранного отделения). Константинов подчеркнул, что ВСЕ эти дела были проведены в условиях гораздо БОЛЬШЕЙ цензуры и пристрастности со стороны государственного аппарата и несоизмеримо МЕНЕЕ демократических, чем имеем мы сейчас, так что жалобы на то, что в каком-то регионе отсутствие свободы слова не позволяет развивать гласность, начинают выглядеть на ТАКОМ фоне достаточно неубедительно. В то же время, необходимо помнить, что те, кто, вполне возможно, станет героем будущего материала не совсем лестного содержания, не то, что не обязаны - просто-таки не могут пылать симпатией к своему возможному разоблачителю либо очернителю, а если он по-настоящему имеет основания опасаться разоблачений, то и будет всячески противодействовать расследованию и применять все доступные ему методы остановки такового. В ход пойдут и "оргвыводы", и попытки давления, и задействование личных связей, госресурса, прочие малоприятные вещи, к которым необходимо быть готовым ЗАРАНЕЕ. Есть своя техника безопасности, одним из правил которой является следующее: если вы являетесь эксклюзивным носителем информации - вы облегчаете задачу по своему устранению из расследования. Нужно обязательно иметь компаньонов, которые владеют проблемой в достаточной степени, чтобы как продолжить расследование, так и подстраховать вас на случай неблагоприятного оборота дела. На основании собственного длительного опыта агентство наработало немало "полезных горшочков". В частности, рекомендуется следующий порядок проведения расследования (отличающийся от западных методик): 1. Для начала необходимо выбрать тему (даже тогда, когда тема выбрала вас сама). Сюда входит: а) оценка предполагаемого общественного резонанса; б) расчет своих сил и средств - включая время и человеческие ресурсы; в) безопасность - как личную, расследующих журналистов, так и всего издания в целом. Речь не идет о том, что при наличии опасности или малости ресурсов нужно от темы отказываться. Речь идет о том, чтобы самим понять, на что вы готовы ради прогнозируемого результата и, возможно, скорректировать объемы работы в соответствии с потенциальными рисками и результатами. 2. Предварительная подготовка. Если решение о расследовании принято и тема утверждена, пора: а) определить потенциальный круг источников информации, б) собрать доступную информацию из открытых источников. Только получив предварительную информацию и оценив объемы работы, можно переходить собственно к расследованию. 3. Разработка и претворение в жизнь плана расследования. Обязательно нужно: а) расписать все необходимые действия (здесь лучше "перебдеть, чем недобдеть") и б) задать для них необходимую последовательность (этим тоже нельзя пренебрегать). 4. По всем фигурантам расследования более, чем полезной может оказаться информация специализированных баз данных (где и когда родился, женился, развелся, судился - даже если был оправдан или проходил по делу свидетелем). Ну, это знают все любители детективов. Почему этот этап стоит не третьим? Да потому, что уже в ходе расследования могут возникнуть дополнительные лица, в последствии могущие стать ключевыми... Вообще-то они, по-моему, выполняются "чехардой": выявил - проверил, выявил следующего - проверил... 5. Составление итогового досье. По-настоящему, этот пункт должен начинать выполняться параллельно с 3-м и 4-м, образуя предварительное досье, по результатам которого в конце материалы уже "просеиваются" и систематизируются. По результатам этого досье пишется абсолютно сухая, безэмоциональная (это обязательное требование) резюмирующая справка. Только факты и связь между ними. 6. На основе справки пишется журналистский материал, собственно первичный вариант того, что в последствии предназначается для публикации. Здесь - и эмоции, и ораторские приемы, и все, что придает факту цвет и объем. НО! это еще не публикация. 7. Совершенно обязательный к исполнению пункт: юридическая экспертиза материала. Нельзя забывать, что при огромном количестве достаточно противоречивых законов и подзаконных актов только специалист может вас гарантировать от подводных камней неправомерных утверждений, бездоказательных выводов и пр., и т.д., и т.п. В частности, все интервью обязательно должны быть завизированы - звукозапись или видеозапись должна предваряться представлением берущего интервью, представлением интервьюируемого и его согласием на запись, бумажная информация - иметь личную подпись журналиста и дату проведения интервью. 8. С выверенным материалом и лежащими "в загашнике" не вошедшими в будущую публикацию фактами идем к Главному Злодею и берем у него Генеральное Интервью. Во-первых, доказательная база - еще не судебное решение, так что презумпцию невиновности никто не отменял; во-вторых, мы - не Господь всеведущий, и некоторые ключевые факты могли пройти мимо нас; в-третьих, даже осужденный имеет право на защиту. В первом и втором случае это интервью может помочь нам не сесть в лужу, а в третьем - сыграет на стороне СПРАВЕДЛИВОСТИ, что только добавит очки в нашу пользу. В западной традиции генеральное интервью проводится на одном из первых этапов, но в наших реалиях такой способ не рекомендуется, иначе местные власти вполне могут закрыть ваше расследование (а то и издание) еще до того, как вы выйдете на что-то действительно важное. 9. Вот только имея в руках факты и статью, уже включающую то, что вы выжмете из признаний главного подозреваемого, можно публиковать материал. Однако, это еще не конец. 10. После публикации абсолютно необходимо вести архивную работу, создавая свой собственный банк данных: определить место вышедшей публикации в системе хранения вашей информации, отслеживать отзывы, реакцию общественности и заинтересованных лиц, публикации на ту же или родственные темы... И главное здесь - порядок, который позволит в нужный момент использовать уже найденную информацию, а не искать ее заново. И напоследок - насколько существенных замечаний как от Константинова, так и от некоторых других "экстремальщиков". Замечание первое: главное в работе журналиста-информационщика (это не касается публицистики) - не оценивание фактов, а их фиксирование. Если угодно, журналисты собирают материалы для будущих историков, социологов, аналитиков. Замечание второе (на ту же тему): дело журналиста - информировать общество, а не делать за него или от его имени выводы. В конечном итоге, происходящее может и нравиться сегодняшнему обществу. Воспитание в задачи журналиста-информационщика не входит (вот тут я, честно говоря, не согласна с мэтром: все происходящее и способ его подачи на читателя/слушателя/зрителя влияет, так что от воспитания себе подобных не может отвертеться никто, так что журналист не только не имеет права не оценивать передаваемую информацию, но и просто не в состоянии этого не делать). Замечание третье: информация, получаемая обманом, или за деньги, или другими полулегальными или нелегальными методами, в принципе, имеет право на существование (оставаясь на совести журналиста), но не может быть единственным источником расследования. Любой факт должен быть подтвержден достоверными и легальными способами. Вообще говоря, вполне возможно сокрытие материалов расследования и его прекращение по этическим мотивам. Информация - сильное оружие, и, чтобы она не обесценивалась и не принесла вреда, необходимо очень точно соразмерять возможный вред и возможную пользу (здесь, кстати, мне лично сам мэтр показался не слишком убедительным: он утверждал, что публикации художественных произведений, представляющих криминальные слои вполне симпатичными героями, вполне оправданы в нашем сильно криминализированном обществе, если они несут в себе мораль, и что вообще общество скоро потеряет интерес к низкопробным сериалам, романтизирующим бандитов. Мне же как-то не довелось наблюдать падения интереса молодежи к этому предмету, а морализирующая составляющая, возможно, присутствующая в книгах, успешно снимается экранизациями этих книг. Так что, как мне кажется, автор просто ОБЯЗАН думать, какую информацию, в каком объеме и в каком виде он поставляет - и, главное, КАКОМУ обществу). Информации ради информации быть не должно. Замечание четвертое: любой журналист (как и любой человек) имеет право на любое мнение по поводу любой личности, если это личность ПУБЛИЧНАЯ, а мнение не касается приватной жизни. Более того, любой журналист имеет право это мнение публично высказать, если он высказывает его ИМЕННО как свое личное мнение (а не истину в последней инстанции). На самом деле, кстати, любое публичное лицо не может юридически преследовать не только журналиста, но и любого гражданина, высказавшегося о нем нелицеприятно, уже в силу своей публичности (должен был знать, куда лез), но у нас, где "тайга - закон, медведь - хозяин", это положение, к сожалению, не работает... Анна Машерова, БАБР.RU 16.06.2005 © Региональный Информационный центр "БАБР.RU"

Андрей Константинов