Оффициальный сайт Андрея Константинова
Биография
Творчество
Рецензии
Новости
Вопрос-ответ
Книга отзывов
Ссылки
Дизайн

Вернуться к списку новостей рубрики

Рекордная взятка пошла на убыль Впервые за четыре месяца судья Красногвардейского райсуда Александр Елисеев дождался показаний подсудимых по делу об особо крупной взятке. Арестованные экс-начальник Контрольно-ревизионного управления ГУ МВД Алексей Серединин и юрист-бизнесмен Алексей Смирнов начали говорить. Первым допросили Смирнова. Выяснилось, что фигуранты - давние друзья и оба поучаствовали в сомнительной ликвидации торгового дома “Лаверна”. Но денег, утверждают, не получали. Более того, даже в проигрыше остались.

Дата: 06/12/2013

Впервые за четыре месяца судья Красногвардейского райсуда Александр Елисеев дождался показаний подсудимых по делу об особо крупной взятке. Арестованные экс-начальник Контрольно-ревизионного управления ГУ МВД Алексей Серединин и юрист-бизнесмен Алексей Смирнов начали говорить. Первым допросили Смирнова. Выяснилось, что фигуранты - давние друзья и оба поучаствовали в сомнительной ликвидации торгового дома “Лаверна”. Но денег, утверждают, не получали. Более того, даже в проигрыше остались.

Подработка

О рекордном в рамках Петербурга взяточничестве Следственный комитет объявил в июле прошлого года. По версии следствия, в 2011-м высокопоставленный офицер полиции Алексей Серединин в бытность начальником Управления по налоговым преступлениям главка получил в качестве взятки 40 млн рублей. Деньги, как следует из материалов дела, ему передали за покровительство торговому дому “Лаверна”. Бизнесмены, задолжавшие кредиторам больше 4 млрд, банкротили фирму в надежде извлечь хоть какую-то выгоду и якобы опасались уголовного преследования за мошенничество. Посредником во взяточничестве следствие объявило бизнесмена и юриста Алексея Смирнова. Обоих арестовали.

Впервые за четыре месяца, после того как обвинение представило все доказательства, подсудимые заговорили. Первым допросили Алексея Смирнова.

По словам фигуранта, с Середининым его связывают давние, десятилетние, отношения. Дружили, обедали-ужинали, семьями отдыхали. Профиль Смирнова - ликвидация и банкротство компаний. Поэтому в конце 2010 года высокопоставленный милиционер, служивший по линии экономических преступлений, предложил другу работу.

“Он рассказал, что есть компания “Лаверна”, которая начинает процедуру банкротства, - сообщил подсудимый. - Свел меня с владельцем, Александром Кацем. Я ознакомился с бизнес-документацией, задолженностями, активами и вступил в дело”.

Судя по показаниям Смирнова, он вошел в банкротство “Лаверны” консультантом, задачей которого было привести команду и помочь руководству торговой сети в извлечении доходов. Несмотря на крупные долги, порядка 4 млрд, топ-менеджмент рассчитывал выйти с плюсом в 400 - 500 млн рублей. Смирнову обещали фиксированный гонорар - 40 млн. За выгодную подработку Смирнов, как он заявил, якобы друга финансово не благодарил.

Владелец “Лаверны” Александр Кац, по словам фигуранта, деньги на счет перевел, но попросил в долг. Ему нужны были оборотные средства:

- 3 миллиарда он погасил в 2009 году, оборотных средств у него осталось ноль. Он не мог в тех же объемах покупать товары, а персонал и зарплаты не сократил, сотрудники юридического департамента получали те же 250 тысяч рублей в месяц. Естественно, потихонечку денежки иссякли.

“Лаверна” сидела в 4-миллиардной долговой яме. По версии обвинения, Александр Кац ждал обращений кредиторов в полицию и, собственно, визита оперативников. А для минимизации рисков, покровительства, как следует из фабулы уголовного дела, коммерсант обратился к Серединину.

Впрочем, по словам юриста, отношения владельца “Лаверны” и полицейского ему неизвестны:

- Я не слышал, что Кац боится уголовного преследования. Он со мной не обсуждал такие вопросы.
- А зачем Кац обратился за помощью к Серединину? - спросил гособвинитель.
- Не знаю.
- Какая связь между “Лаверной” и Середининым?
- Не имею понятия. У Серединина спросите.
- Вы консультировались с ним?
- Нет, у меня есть юристы, помощники.

“Не моя сфера деятельности”

По версии обвинения, Серединин непосредственно участвовал в делах “Лаверны”, минимизировал риски возможных уголовных дел по заявлениям кредиторов. Самым крупным был Сбербанк. По некоторым данным, торговая сеть не вернула ему 2,6 млрд. Передача взятки частями датируется, как следует из материалов дела, мартом-июлем 2011 года. С учетом того, что Смирнов обвинение не признал, прокурор для проформы уточнял:

- В марте 2011 года генеральный директор “Лаверны” Мария Ерастова передавала вам на улице Пестеля 5 млн рублей в качестве части взятки Серединину?
- Нет.
- А 25 мая она же в “Лексусе” у “Швабского домика” - 115 тысяч евро и 14 тысяч 473 доллара США?
- Нет.
- 24 июня в ТК “Июнь” - 5 млн рублей?
Снова отрицательный ответ.
- А 11 июля на Гранитной (в квартире Смирнова. - Ред.) - 5 млн?

Другие 20 млн, по версии обвинения, топ-менеджеры “Лаверны” отправили Смирнову на счет. Безналичная часть взятки запутала суд. На счет Смирнова переводили 9 траншей, три из которых следствие посчитало предназначенными для Серединина.

- Деньги действительно приходили, но это было вознаграждением за мою работу и возврат средств, которые я давал в долг, - заявил Смирнов.

Кроме того, один из безналичных траншей, о котором заявляли свидетели из топ-менеджмента “Лаверны”, не подтвердил банк. Если суд примет это во внимание, то, по сути, если и говорить о получении взятки, то не 40 млн, а 35. Кроме того, под сомнение ставятся показания ключевых свидетелей из “Лаверны”, утверждавших о переводе денег в конкретную дату.

- Понимали ли вы, что выступаете посредником во взяточничестве? - гнул свою линию прокурор, хотя ответ на вопрос был предсказуемым.
Подсудимый вздернул брови:
- Обвинение не признаю. Посредничество во взяточничестве - это не моя сфера деятельности.

По оперативной информации, за Середининым следили полтора года. Но в деле нет ни одной задокументированной передачи взятки, да и денег в качестве вещдоков - тоже. Защита фигурантов задается вопросом, что мешало задержать полицейского с поличным.
На вопрос, как объяснить настойчивость Марии Ерастовой и Александра Каца, которые в суде подтвердили ранние показания о подкупе Серединина, допрашиваемый предположил:

- Моя версия - это намеренный оговор, чтобы не возвращать мне деньги. В общей сложности я одолжил Кацу и Ерастовой 200 млн рублей. Пока я участвовал в процедуре банкротства, был уверен, что их вернут. А теперь я здесь, а они (указал он на окно. - Ред.) - там, с деньгами и на свободе.

Судя по словам подсудимого, ликвидация “Лаверны” прошла для Каца и Ерастовой без последствий. Как предполагаемых взяткодателей их от уголовной ответственности освободили. По словам Алексея Смирнова, те же лица на основе активов “Лаверны” открыли другое предприятие - “Первый дом”, с тем же видом деятельности и по тем же адресам. Более того, два бренда торговой сети “Лаверна” явно по заниженной цене приобрел “Первый дом”.

По некоторым данным, Александр Кац живет в Израиле и не собирается в Россию. Сбербанк по-прежнему имеет к нему претензии.

В последней попытке разоблачить Смирнова прокурор упомянул слова Серединина. Когда Смирнову не отдали деньги, он якобы заявил, что полученные от Каца миллионы вернет. Дескать, своих не бросит.

- Поясните эти слова, - попросили Смирнова.
- Это надо у него спросить, - кивнул подсудимый в сторону экс-полицейского. - Я лишь говорил Алексею Евгеньевичу (Серединину. - Ред.), что Кац мне должен денег.

Защитник экс-полицейского Сергей Сомов в свете показаний второго фигуранта попросил отложить допрос своего клиента.
“Надо обсудить позицию”, - пояснил он.

Надежды Алексея Смирнова встретить Новый год в кругу семьи рухнули. Судья Елисеев отложил процесс до 27 декабря.

Александр Ермаков, "Фонтанка.ру"





Источник


Рекордная взятка пошла на убыль