Оффициальный сайт Андрея Константинова
Биография
Творчество
Рецензии
Новости
Вопрос-ответ
Книга отзывов
Ссылки
Дизайн

Вернуться к списку новостей рубрики

Прокуратура: Не каждый суд умеет выбирать присяжных Ленинградский областной суд доверяет имевшим в прошлом судимости присяжным и присяжным, имеющим судимых родственников, но не доверяет присяжным, чьи родственники служат в полиции. Такой вывод сделала прокуратура, которая видит в этом одну из причин вынесения оправдательного вердикта Виталию Ковалёву, обвинявшемуся в организации убийства бывшего председателя комитета по науке и высшей школе Петербурга Александра Викторова.

Дата: 03/09/2014

Ленинградский областной суд доверяет имевшим в прошлом судимости присяжным и присяжным, имеющим судимых родственников, но не доверяет присяжным, чьи родственники служат в полиции. Такой вывод сделала прокуратура, которая видит в этом одну из причин вынесения оправдательного вердикта Виталию Ковалёву, обвинявшемуся в организации убийства бывшего председателя комитета по науке и высшей школе Петербурга Александра Викторова.

Кенты – не менты

Апелляционное представление прокуратуры Ленинградской области, которое будет на днях направлено в Верховный суд РФ, пожалуй, впервые содержит столь жёсткую критику суда субъекта Федерации, связанную с якобы некорректным подходом к отбору коллегии присяжных заседателей. Фактически государственный обвинитель Владимир Михайлов обвинил судью Виктора Овода в двойных стандартах: тот отказал в мотивированном отводе двух кандидатов в присяжные заседатели, сознавшихся в наличии ранее судимых родственников, одного кандидата, имевшего 16 лет назад судимость за кражу, но удовлетворил мотивированный отвод кандидату, чей сын служит в полиции.

Не допустить к участию в процессе кандидатов с ранее судимыми родственниками и кандидата, имевшего судимость за кражу, пытался представитель гособвинения. Не допустить к участию в процессе кандидата в присяжные, чей сын служит в полиции, пытались представители защиты Ковалёва. Отводы гособвинителя суд отклонил, отвод защиты, наоборот, удовлетворил.

«Суд сделал вывод о возможной необъективности и пристрастности кандидата в присяжные заседатели только на основании факта службы сына в полиции. Учитывая, что председательствующим был отклонен отвод, заявленный стороной обвинения, кандидатам в присяжные, у которых судимы близкие родственники и сам кандидат был судим, полагаю, что нарушен принцип состязательности и равенства прав сторон в судебном разбирательстве», – написал в апелляционном представлении гособвинитель Владимир Михайлов.

Трудно сказать, как отнесётся ко всему этому Верховный суд, но можно констатировать: столь серьёзные претензии, связанные с отбором присяжных заседателей, надзирающий орган высказал суду впервые.

Последний немотивированный

Порядок отбора присяжных заседателей предполагает право каждого участника процесса заявить сколь угодно много мотивированных отводов кандидатов в присяжные и только три немотивированных. Мотивированные отводы реализуются по решению председательствующего на процессе судьи, и заявившая их сторона должна такие отводы обосновать. Немотивированные не обсуждаются, достаточно, чтобы кандидат в присяжные попросту не понравился тому, кто заявляет ему отвод. Но сторонам их часто не хватает. При отборе коллегии присяжных для судебного процесса над петербургским бизнесменом Виталием Ковалёвым, которого Следственный комитет считал организатором убийства бывшего председателя комитета по науке и высшей школе и бывшего ректора Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики Александра Викторова, сложилась именно такая ситуация.

Двое кандидатов в присяжные заявили, что их, соответственно, сын и брат были судимы, а один кандидат признался, что очень давно тоже был судим за кражу. Гособвинитель заявил мотивированные отводы всем троим, потому что, по его мнению, «невозможно проверить и оценить, как повлияли указанные обстоятельства на их мнение о деятельности правоохранительных органов и суда, насколько объективным будет их отношение к озвучиваемой информации по уголовному делу…». Но судья Виктор Овод все три отвода отклонил. В результате два кандидата с «запятнанной» биографией были отведены немотивироваными отводами, а один, чей родственник имел судимость, остался и принимал участие в судебном процессе. 

Свой третий и последний немотивированный отвод прокурор Владимир Михайлов использовал для ещё одного кандидата, про которого в апелляционном представлении написано так: «…имелись основания сомневаться в его объективности и беспристрастности (исходя из его внешнего вида, реакции на задаваемые вопросы … тона и манеры ответов на них и т.д…), но в отношении него не имелось формальных оснований для заявления мотивированного отвода…»

Владимир Михайлов предпочёл использовать свой последний немотивированный отвод для этого человека, пропустив в присяжные заседатели того, кто имел судимого родственника. Но вынесшую Виталию Ковалёву оправдательный вердикт коллегию присяжных прокурор назвал тенденциозной и незаконной.

Всё решит Верховный суд

Когда Верховный суд выразит своё отношение к оправдательному приговору, вынесенному Ленинградским областным судом Виталию Ковалёву, станет ясно, насколько корректен был судья Виктор Овод в ведении судебного процесса с участием присяжных заседателей. Дело в том, что почти все претензии прокуратуры сводятся именно к тем действиям судьи, которые касались специфики проведения процесса с участием присяжных. Впрочем, оправдательным вердиктом Ковалёву остались недовольны и потерпевшие – родственники убитого Александра Викторова. Но в их апелляционной жалобе содержатся и другие процессуальные претензии, которые, по сути, довольно часто приводятся в таких жалобах в качестве аргументов необходимости отмены приговора. 

Прежде всего это попытки сторон высказывать в присутствии присяжных заседателей то, что тем по закону слышать не полагается – в основном речь идёт о данных, характеризующих личности подсудимых и свидетелей, высказывания о якобы имевших место нарушениях на этапе предварительного следствия. Впрочем, никакой судья не в состоянии оградить присяжных от таких поступков участников процесса – они всегда случаются неожиданно, а председательствующий на процессе может лишь сделать замечание и попросить присяжных забыть то, что они только что услышали. И все такие моменты заурядны, претензии же гособвинителя Владимира Михайлова лежат совсем в другой плоскости: он фактически обвинил судью Виктора Овода в том, что тот больше доверяет людям, имевшим прямые или косвенные конфликты с правоохранительными органами, чем людям, чьи родственники связаны с этими органами. Такие претензии к судье в России уместно назвать как минимум неожиданными. 

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру» 

 

Справка:

Виталию Ковалёву были предъявлены обвинения, предусмотренные частью 1 статьи 222 УК РФ («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия»), частью 1 статьи 30, частью 3 статьи 33 и частью 2 статьи 105 УК РФ («организация подготовки к убийству из корыстных побуждений»), а также частью 3 статьи 33 и частью 2 статьи 105 УК РФ («организация убийства из корыстных побуждений»).

61-летнего ректора застрелили около 19 часов 5 сентября 2012 года возле его загородного дома во Всеволожске, куда их с супругой привез водитель на служебной машине. Как сегодня стало понятно, преступники начали готовиться к совершению преступления за 2 недели; а в тот день киллер перелез через ограду с тыльной стороны дома и поджидал жертву. Его соучастник находился на дороге и давал «настройку» по радиостанции.

После того как Викторовы вошли на участок, а затем в дом, ректор вернулся, чтобы открыть гараж. В этот момент неизвестный три раза выстрелил ему в спину, добив в голову. Неожиданно появилась супруга, закричала, преступник выстрелил в ее сторону и скрылся. Елена Викторова с ранением бедра была доставлена в больницу и взята под охрану. Стрелок скрылся на поджидавшем его зеленом «Рено Логан». Пистолет Макарова с глушителем, камуфляжную форму, радиостанции он сбросил по дороге.

1 октября 2012 года по подозрению в совершении этого преступления были задержаны Виталий Ковалёв, Вячеслав Макаров и Андрей Елисеев. По версии следствия, Ковалёв организовал это преступление, Макаров исполнял роль водителя, подвозившего стрелка, а собственно киллером следствие считает Елисеева. Андрей Елисеев и Вячеслав Макаров заключили со следствием досудебные соглашения о сотрудничестве: они признали свою вину и, видимо, дали показания, изобличающие Ковалёва. 

Дело Андрея Елисеева уже рассмотрено во Всеволожском городском суде Ленинградской области – он признан виновным и приговорен к 13-ти годам лишения свободы. Но этот приговор пока не вступил в законную силу – его обжаловали адвокат Елисеева и потерпевшие. 

Дело Вячеслава Макарова также рассмотрено Всеволожским судом – он приговорен к 9.5 года лишения свободы. Но и этот приговор пока не вступил в законную силу – его обжаловал Макаров, который считает приговор слишком суровым. 

Ковалёв, в отличие от Елисеева и Макарова, категорически отрицал свою причастность к организации убийства Викторова обоих инкриминируемых ему преступлений и был оправдан Леноблсудом на основании вердикта присяжных.





Источник


Прокуратура: Не каждый суд умеет выбирать присяжных