Оффициальный сайт Андрея Константинова
Биография
Творчество
Рецензии
Новости
Вопрос-ответ
Книга отзывов
Ссылки
Дизайн

Вернуться к списку новостей рубрики

В «деле санитаров» появились убийства священника и врача Следственный комитет приступил к расследованию ещё нескольких резонансных убийств 90-х годов, связанных с похоронным бизнесом. По сведениям «Фонтанки», речь может идти об изобличении убийц профессора Медицинской академии имени Мечникова Бориса Сережина и бывшего настоятеля церкви Святой Преподобномученицы Елизаветы Александра Жаркова.

Дата: 04/09/2014

Следственный комитет приступил к расследованию ещё нескольких резонансных убийств 90-х годов, связанных с похоронным бизнесом. По сведениям «Фонтанки», речь может идти об изобличении убийц профессора Медицинской академии имени Мечникова Бориса Сережина и бывшего настоятеля церкви Святой Преподобномученицы Елизаветы Александра Жаркова. 

Спор киллеров

Каких-либо официальных заявлений по поводу возобновления расследования этих давно забытых уголовных дел Главное следственное управление СК РФ по Санкт-Петербургу пока не делало. Но, по данным «Фонтанки», это произошло и стало возможным, в частности, благодаря показаниям киллера из «банды санитаров» Алексея Чабана, которого вместе с бывшим старшим санитаром Городского патологоанатомического бюро Валерием Бурыкиным судит сейчас Санкт-Петербургский городской суд по обвинению в совершении трёх убийств.

В этом деле пока не поставлена точка, но уже вполне чётко наметился конфликт интересов. Бывший санитар одного из городских моргов киллер Александр Сыров заключил сделку со следствием, в рамках которой дал признательные показания в отношении самого себя, а также показания, изобличающие в соучастии в совершении всех трёх убийств Валерия Бурыкина в качестве заказчика и Алексея Чабана в качестве второго исполнителя. Двух последних деятелей похоронного бизнеса пока, повторим, суд не признал виновными в совершении этих преступлений, зато Александра Сырова Калининский районный суд уже осудил 

Есть мнение, что после крайне неудобных для Бурыкина и Чабана показаний Сырова Чабан дал показания, изобличающие последнего в совершении ещё нескольких убийств, которые последние два десятилетия правоохранительные органы не могли раскрыть. Нам неизвестно, о чём именно Алексей Чабан якобы рассказал Следственному комитету – его адвокат Римма Волкова общаться с «Фонтанкой» категорически отказалась, – но некоторые предположения о том, расследование каких именно дел сейчас возобновлено, у нас имеются. 

По нашим данным, речь может идти об убийствах 10 сентября 1997 года профессора кафедры патологической анатомии Медицинской академии имени Мечникова Бориса Сережина и 14 сентября 1997 года настоятеля церкви Святой Преподобномученицы Елизаветы Александра Жаркова.

Непрофессорское дело

Профессор Борис Сережин – человек из того далекого прошлого, в котором Валерий Бурыкин и ещё один подзабытый сегодня деятель похоронного бизнеса, тогда старший санитар морга больницы Мечникова Владимир Королёв находились в состоянии жёсткой конфронтации из-за похожих интересов в питерской похоронке. Несмотря на авторитет в научных кругах и высокий медицинский статус, Борис Сережин умудрился проявить себя в противостоянии Владимира Королева и Валерия Бурыкина, когда спор за сферы влияния между этими людьми достиг опасного накала.

Речь идёт о событиях начала 1995 года, когда тогдашний заведующий кафедрой патологической анатомии Медицинской академии имени Мечникова Николай Аничков не без участия профессора Сережина вынашивал планы создания Института патологии. Идея предполагала объединение практически всех отделений патанатомии городских больниц вместе с моргами и подчинение всей этой махины Институту патологии, во главе которого хотел встать Аничков. Обсуждение идеи дошло до самых высоких сфер нашего здравоохранения, а закончилось в сентябре 1995 года – сразу после серьёзного избиения профессора Аничкова. 

После провала идеи создания Института патологии Борис Сережин попытался противостоять инициированной Городским патологоанатомическим бюро тенденции переориентировать потоки «домашних» покойников. Он направлял во всякие инстанции письма, из которых следовало, что ни в коем случае нельзя лишать морг больницы Мечникова «домашних» трупов из Центрального, Калининского и Красногвардейского районов Петербурга. Дескать, пагубным образом скажется это сокращение числа покойников на учебном процессе Академии Мечникова – мол, не хватает студентам покойников. Читавшие эти письма медики усмехались: учебный процесс в медицинском вузе предусматривал одно-два вскрытия в год (в больнице Мечникова в год тогда образовывалось около 300 «своих» покойников). 

Люди, знакомые с проблемами похоронки, относились к инициативе Сережина по-другому: они видели в ней интерес старшего санитара морга больницы Мечникова Владимира Королева, который в то время как раз спорил с руководством Патологоанатомического бюро из-за «домашних» покойников. В бюро оппонентом Королева был Валерий Бурыкин, а профессор Сережин многими воспринимался тогда в качестве человека из группы поддержки Королёва.

Бориса Сережина убили в подъезде дома, где он жил с семьёй, 10 сентября 1997 года. 

Церковный конфликт

14 сентября 1997 года, ровно через четыре дня после убийства профессора Сережина, неподалеку от Пушкина был расстрелян из автомата Александр Жарков, настоятель церкви Святой Преподобномученицы Елизаветы, расположенной на территории одноименной больницы на улице Вавилова. Отец Александр погиб на фоне внутрицерковных разборок между петербургской епархией Русской православной церкви и так называемой Русской православной церковью за рубежом. Суть конфликта сводилась к тому, что первые лица нашей митрополии крайне негативно восприняли появление очередной заграничной общины, коей, собственно, и является Русская православная церковь за рубежом. А благодаря стараниям покойного отца Александра церковь святой Преподобномученицы Елизаветы оказалась под юрисдикцией РПЦЗ.

По данным «Фонтанки», убийство отца Александра с этим конфликтом никак не связано, зато имела в то время место ещё одна неприятная ситуация. Есть основания полагать, что церковь Святой Преподобномученицы Елизаветы строилась в том числе на деньги одного из тогдашних лидеров похоронного бизнеса, который в то время находился в ближайшем окружении Валерия Бурыкина. Строительство церкви на спонсорские деньги, говорят, сильно повредило репутации отца Александра, в адрес которого периодически слышались упреки о «нецелевом расходовании» спонсорских средств. 

Упреки носили вполне убедительный характер: за два месяца до убийства отца Александра в окно церкви влетела граната, а за месяц до убийства рядом с церковью взорвался автомобиль. Тут, правда, вышла ошибка: автомобиль принадлежал другому отцу Александру, которого периодически приглашали служить в этой церкви, – Александру Недайхлебову. Зато в третий раз преступники не промахнулись – тело Александра Жаркова нашли на обочине одной из областных дорог. 

Константин Шмелёв, «Фонтанка.ру» 





Источник


В «деле санитаров» появились убийства священника и врача